Сайт содержит сцены физических наказаний из художественных фильмов
фильмов
210
+0
пользователей
629
+2
Зарегистрироваься

Наказание Снейпа 2 (Гарри Поттер)

Перейти в Vip группу

Пепел Армагеддона
Глава 17. Урок смирения


Гарри вернулся ранним вечером, в неожиданной компании: Оливер Вуд, Джордж Уизли и высокий темнокожий парень, в котором Северус узнал Ли Джордана, гриффиндорского пакостника, ненавидевшего Слизерин настолько, что однажды сумел вывести из себя даже Минерву Макгонагалл.

Гарри сунул Северусу бумажный пакет.

– Иди переоденься и возвращайся, – сказал Гарри с чуть заметной усмешкой. – И не тяни. У нас на тебя планы.

Остальные трое наблюдали за Северусом с презрительными ухмылками, и на память тут же пришли Мародеры.

Оказавшись в спальне, он вытащил из пакета стопку одежды и удивленно поднял бровь. Северус был уверен, что обнаружит нечто до крайности унизительное, но не мог предположить, что именно. Такого он точно не ожидал. Это был парадный костюм. Черные лакированные ботинки, черные брюки, белая рубашка, черный кожаный ремень и парадная мантия с зеленой отделкой. Еще в пакете оказались всякие мелочи: черная лента для волос, новые трусы и носки. И галстук слизеринских цветов. Похоже, Поттер хотел, чтобы Северус выглядел скорее как студент, нежели преподаватель.

Переодеваясь, Северус презрительно усмехнулся. Он недооценил Гарри Поттера — снова. Тот мог бы вырядить его во что-нибудь откровенно унизительное, но нет. Заставить его надеть парадный костюм в слизеринских цветах и прислуживать злорадствующим гриффиндорцам много моложе его — все это было рассчитано на то, чтобы как можно больнее задеть его самолюбие.

Северус вышел из спальни, не взглянув в зеркало. Он знал, что одет хорошо, куда лучше, чем мог позволить себе, работая в Хогвартсе. От этого унижение становилось еще острее. Как и было задумано. Мгновение он размышлял — может быть, оказать сопротивление и не участвовать добровольно в собственном унижении. Но затем решил, что лучше сжать зубы и перетерпеть, какое бы испытание его ни ожидало. У горстки заговорщиков в Св. Мунго еще было много дел, и Северус не хотел оказаться запертым в Годриковой Лощине, если Гарри запретит ему возвращаться в больницу.

Северус спустился на первый этаж. Его появление в гостиной вызвало смех. Джордж Уизли зааплодировал, а Ли Джордан подошел к Северусу и дернул его за галстук. Тот невольно застыл.

– Погоди, – сказал Гарри с улыбкой, – Еще не время.

Северусу было велено подать обед и приготовить напитки. Гарри давал указания, которым Северус беспрекословно следовал. Гарри похлопал его по спине и усмехнулся:

– Похоже, возня с зельями наконец на что-то сгодилась.

Он сам не знал, как ему удалось продержаться столько времени — час за часом, пока он подавал еду, смешивал напитки, убирал посуду — не сказав ни единого резкого слова никому из присутствующих. Он просто двигался, как автомат, глядя под ноги и думая о своей работе в Св. Мунго, потом — о Тупике Прядильщиков, о временах до Темной Метки, до Мародеров, до школы... до всего этого.

Наконец голос Гарри вернул его из оцепенения:

– Северус. Ты, похоже отключился. Тебе скучно?

Северус молча взглянул на него, не зная, ждут ли от него ответа.

– Убери со стола, – резко сказал Гарри.

Северус безмолвно подчинился, убрав со стола все, что на нем было.

– Хорошо. Иди сюда.

Северус шагнул вперед, чувствуя, что холодеет от неясного страха. Он понимал, что что-то произойдет, но не знал — что.

Гарри похлопал ладонью по столешнице.

– Пригнись. Ляг грудью на стол.

Услышав короткий приказ, Северус окаменел. Он даже не хотел представлять, что будет дальше. Ни Сириус Блэк, ни Джеймс Поттер никогда до такого не доходили. Секунду он стоял в неподвижности, а потом, не раздумывая, рванулся к дверям.

Джордж и Ли ринулись за ним и загородили выход. Секунду спустя Оливер присоединился к ним. Северус попытался оттолкнуть их в сторону, но его схватили за руки. Он отчаянно вырывался, пытаясь дотянуться до чьей-нибудь палочки. Кто-то ударил его под дых, затем чья-то рука схватила галстук и затянула его так, что стало нечем дышать. Вскоре он обвис у них на руках, задыхаясь, пока они волокли его через холл обратно в столовую. Его пихнули в спину, заставляя согнуться, так, что он полулежал на столе.

Гарри выглядел совершенно спокойным: его, похоже, ничуть не взволновала ни отчаянная попытка к бегству, ни последовавший за ней взрыв насилия. Он схватил Северуса за руки и несколькими заклинаниями создал путы, связавшие его все в том же положении: грудью на столе, руки вытянуты вперед, лодыжки накрепко привязаны к полу.

– Ну что ж, – с удовлетворением произнес Гарри. – Приступим.

Северус яростно дернулся — без толку. Оливер рассмеялся над его жалкой попыткой освободиться.

– Лучше расслабься, – безжалостно посоветовал ему Гарри и отошел в сторону, так, что Северус его больше не видел. – Тебе не сбежать, понимаешь? Ли, ты принес?

– А как же, – хмыкнув, ответил Ли.

Северус услышал, как тот передает что-то Гарри.

– Отлично, – сказал Гарри. – С отверстиями? Чудно.

Ли фыркнул.

– Для любимого Мастера зелий — ничего не жалко.

Северус почувствовал, как ему на спину легла рука. Он тут же узнал прикосновение — это был Гарри. Тот небрежно погладил его по спине.

– Я тут подумал. Как вам кажется, много Северус Снейп снял баллов с Гриффиндора, пока был в Хогвартсе?

– Еще сколько, – многозначительно ответил Оливер.

– Ну, приблизительно, – негромко сказал Гарри. – Пятьсот? Тысячу?

– Понятия не имею, – ответил Оливер. – Кто бы стал считать?

– Думаю, что-то около тысячи, – серьезным голосом произнес Джордж.

– Две тысячи четыреста десять, – внезапно сказал Ли Джордан.

Северус почувствовал, как пальцы Гарри впились ему в спину.

– Что?

– Столько он снял баллов с Гриффиндора за свою поганую карьеру, – зло ответил Ли. – Две тысячи четыреста десять. Я проверял по школьным записям.

– Подумать только, – пробормотал Гарри. – Неужели так много?

Северус почувствовал, как Гарри задирает его мантию. Потом Гарри просунул руку ему под живот и расстегнул пряжку ремня. Сдернул брюки и небрежно похлопал по ягодицам, прикрытым только тканью трусов. Северусу не удалось подавить дрожь унижения.

– А теперь послушай меня, – холодно произнес Гарри. – Шалости Мародеров — ничто по сравнению с тем, что мы с тобой сделаем.

И немедленно руки Гарри схватили резинку трусов и потянули, обнажая ягодицы. Кто-то засмеялся, чья-то рука коснулась его.

Он почувствовал, как к коже прижалось холодное дерево — с какими-то неровностями. Отверстия.

Гарри встал позади Северуса и провел пальцем по его спине.

– Ладно, парни. Не бить выше этого места. И ниже этого — он провел кончиками пальцев высоко по бедрам.

Северус закусил губу, изо всех сил стараясь не думать о том, что его тело делят на части, как какой-нибудь неодушевленный предмет. Гарри склонился над ним и прошептал в ухо:

– Где теперь твоя гордость, а, Принц? Не так-то весело, когда издеваются над тобой, правда? Жалкое ничтожество.

Северус поднял голову — насколько позволяли путы — и без колебаний плюнул Гарри в лицо. Тот, казалось, растерялся — но всего лишь на мгновение.

– Я смотрю, ты ждешь — не дождешься, чтобы тебе хорошенько всыпали, – ухмыльнулся он, вытирая лицо.

Северус сжал зубы — он не собирался унижать себя ответом. Жесткое дерево хлестнуло по ягодицам, потом еще и еще, удары следовали быстро, кожа загорелась огнем. Несколько раз ему не удалось сдержать сдавленный хрип, и его молодые мучители отвечали довольным смехом. Потом удары ненадолго прекратились — инструмент пытки перешел в другие руки — и начались по новой, стали реже и сильнее.

Так продолжалось очень долго. Унижение было настолько острым, что хотелось кричать, хотелось сойти с ума. Затем эмоции неожиданно угасли. Все затопила боль, в затуманенном сознании одно за другим всплывали отрывочные воспоминания, никак не связанные с происходящим. Начатый и незаконченный рецепт зелья... Нагини перед броском... Неопубликованная статья о боггартах... Отец кричит на мать, замахивается... Колыбельная, которую отец спел ему однажды вечером... Огромный старый гвоздь, найденный на улице на следующее утро...

В какой-то момент он осознал, что пытка закончилась. Ниже поясницы пульсировала боль, все тело била крупная дрожь, как от холода.

– Впечатляет, – со смешком произнес Ли. – Надо будет повторить.

– По удару за каждый балл, – согласился Джордж. – Если пороть его каждую неделю, он отдаст должок Гриффиндору примерно через год, плюс-минус...

Оливер громко зевнул.

– Поздно уже, – сказал он, – Мне пора.

– Мне тоже, – присоединился к нему Ли. – До следующего раза, Гарри. Обещаю принести что-нибудь новенькое.

– Смотри не забудь, – ответил Гарри.

Северусу было слышно, как они уходят — звук удаляющихся шагов, скрип двери. Боль не унималась, и он все еще был связан, когда Гарри вернулся и встал рядом с ним.

– Кстати, Северус, – произнес Гарри с неприкрытой угрозой, – плевать мне в лицо? Хватать чужие палочки? Да еще пытаться бежать? Что это еще такое? Не глупи. Ты такой трус, что не можешь держать себя в руках и соображать, что делаешь? Окажешься вне этого дома без моего разрешения – боль будет такая, что Круциатус покажется лаской. И если тебе каким-то чудом удастся сбежать, следящие чары в клейме помогут тебя найти. А я найду тебя и верну обратно, даже не сомневайся. Сколько бы раз ты ни сбегал.

Северус коротко выдохнул и мысленно проклял Нагини. Что ей стоило сжать челюсти чуть сильнее и прикончить его тогда, в Хижине.

Он услышал, как Гарри расстегивает пряжку на собственном ремне, вытягивает его и складывает. Северус прижался щекой к столешнице, чувствуя, как тошнота волнами расходится от солнечного сплетения.

– Это будет тебе уроком. Не пытайся бежать от меня.

Ремень врезался в израненные ягодицы. Северус невольно втянул воздух, и когда ремень хлестнул второй раз, едва подавил выкрик. Гарри рассмеялся и опустил руку на горящую огнем кожу, провел костяшками по свежим рубцам, налившимся кровью. Потом рука исчезла, и последовало еще три удара ремнем, терпеть стало почти невозможно.

Северус тихо замычал от боли. Краем глаза он увидел, что Гарри обошел стол и встал сбоку от него. Рука с ремнем поднялась, и удар пришелся по пальцам, со всего размаха, потом еще и еще раз — до крови. Северус не знал, как ему удалось удержаться от крика — только один раз у него вырвался сдавленный, почти звериный стон.

А потом все было закончено. На самом деле закончено, по крайней мере – физические мучения на сегодня. Гарри снял магические путы с его запястий и лодыжек. Северус осторожно выпрямился и сжал зубы – ныла спина, ягодицы горели огнем, невыносимо болели окровавленные пальцы. Когда он встал, пола мантии упала, прикрыв его наготу, но как бы ему ни хотелось избежать еще одного унижения, он не мог заставить себя натянуть брюки — боль в пальцах и ниже спины была слишком велика. Он переступил через трусы и брюки, спустившиеся до самых лодыжек, подобрал одежду с пола, выпрямился и застыл, опустив глаза и не произнося ни слова.

Гарри стоял в нескольких футах от него, заправляя ремень в брюки. Почему-то при виде этого зрелища — его молодой хозяин, как ни в чем не бывало, возвращающий на место орудие пытки — Северус с такой силой ощутил свою беспомощность, что у него затряслись руки. А потом он услышал собственный тихий смех. Как нелепо. Доверенный шпион Дамблдора, глава Слизерина, человек, входивший в ближний круг Темного Лорда — был низведен до этого — двадцатитрехлетним мальчишкой!..

Неожиданно Гарри подошел к нему, запустил пальцы ему в волосы и, дернув, притянул к себе. Северус не сдержал гримасы, когда увидел, какая презрительная насмешка светится в зеленых глазах — таких же, как у Лили, таких же, что он любил когда-то.

– Тебе не кажется, что ты сходишь с ума? – спросил Гарри с легкой улыбкой.

– Не смею надеяться, мистер Поттер, – ответил Северус, покачав головой. – Это всё?

– Да, на сегодня.

Гарри отпустил его волосы и оттолкнул от себя. Северус, чуть запнувшись, медленно направился к себе. С трудом поднявшись по лестнице, он зашел в спальню, снял оставшуюся одежду и вытянулся на кровати, зарывшись лицом в покрывало. Стало немного легче. Он бездумно протянул руку, прикоснулся к ягодице, и его тут же пронзила боль — сразу в двух изуродованных частях тела. Он тут же убрал руку и обреченно вздохнул.

Северус заставил себя лежать неподвижно и делать глубокие, равномерные вдохи и выдохи. Что касалось боли — ему приходилось терпеть вещи и похуже. Унижение же было беспримерным. Бессилие — только один раз в жизни он чувствовал себя столь же слабым, столь же беспомощным . В тот раз он впервые ощутил на себе, что такое Круциатус. Он молил Темного Лорда оставить Лили Поттер в живых, но тот отказался что-либо обещать, а Северус был достаточно безрассуден, чтобы продолжать настаивать.


Первый отрывок из того же фанфика
Третий отрывок из того же фанфика

ВИДЕО:
Внимание! У вас нет прав для просмотра скрытого материала.
Автор: admin  
Теги
Мы рекомендуем
Категория: Рассказ на тему порки, Мистер-Мистер, описание порки, Спокойствие, Подчинение

ВНИМАНИЕ! Данный ресурс содержит информацию на тему физических наказаний в художественном кино, а также материалы, предназначенные для просмотра только взрослыми. Если Вы являетесь противником подобного видео или данная тематика способна вывести Вас из состояния душевного равновесия, покиньте этот ресурс! Мы не пропагандируем насилие на нашем сайте! Сами мы не снимаем никакого видео и не пишем текстов по теме! Поэтому если вас что-то не устраивает, пишите первоисточнику!
  • TOP недели
  • Информация
  • Комментарии
Возбуждающая порка...
Чарлз Бенсон решил дать образование сироте. За шалости же он наказывает его...
Сейчас на сайте: 2
Гостей: 2
Пользователи: 

- отсутствуют
Роботы: 

- отсутствуют
Яндекс.Метрика
Автор → andreikochetko в новости → Эпизод № 825
Автор → astra в новости → Эпизод № 440
Автор → viclif в новости → Эпизод № 492
Автор → admin в новости → Эпизод № 492
Автор → Spank в новости → Танк [101]

Видео дня:
Когда мой ребенок стучит в барабан [000000098]
Просмотров: 5631 Комментариев: 0